Красота и Здоровье

Когда «мотор не тянет»: Кардиолог Александр Недоступ об инфаркте

Беседа с кардиологом Александром Недоступом об инфаркте, его причинах, признаках, симптомах и первой помощи

В общем, довольно мало. Знаем, что это смертельно опасная болезнь сердца, увы, весьма распространенная сегодня. Что риск инфаркта напрямую связан с нашим образом жизни. Что чем раньше больному будет оказана медицинская помощь, тем лучше. А знаем ли мы, каковы первые признаки того, что у человека инфаркт? И что нужно делать, пока не приехала «Скорая»? Да и что вообще происходит с сердцем при инфаркте и после? Раньше эту болезнь называли «разрывом сердца». Действительно ли «сердце рвется»? Об этом мы беседуем с кардиологом Александром Викторовичем Недоступом.

Кардиолог Александр Недоступ об инфаркте

  • Инфаркт: как это бывает
  • Чтобы не было мучительно поздно
  • С верой в Господа
  • Питание для сердца
  • Что делать, если…

У доктора медицинских наук, кардиолога Александра Викторовича Недоступа простой и не очень большой кабинет. На стенах иконы и фотографии. Есть несколько снимков архимандита Кирилла (Павлова). Мой собеседник 20 лет лечил и наблюдал за сердцем почитаемого старца. На поддоконике перед большим окном расставлены модели советских самолетов: «Ан-20», «Бе-6», «Як-6» «Ил-18» «Як-47». О самолетах мы так и не поговорили, но человеческое сердце профессор Недоступ мотором назвал несколько раз.

Инфаркт: как это бывает

– Может быть инфаркт не только миокарда, то есть сердечной мышцы, но и мозга, и других органов человеческого тела. Но все знают в основном об инфаркте миокарда.

Собственно, само появление мертвой ткани не так опасно, потому что между ней и нормальной, живой тканью всегда есть некая «средняя полоса».

Могут, например, появляться какие-то необычные электрические импульсы в сердечной мышце, которые приведут к нарушению сердечного ритма. Если омертвела часть проводящего пути, то, естественно, может прекратиться кровопроведение и наступит так называемая блокада, у человека появятся признаки недостаточности кровообращения, один из главных – одышка.

помощи – отсюда боль. Бывают очень сильные болевые приступы, и от серьезного болевого шока и давление резко падает, и разные другие тяжелые неприятности случаются. Много беды может наделать инфаркт миокарда.

– Очень серьезные. И начинаются они буквально в первые минуты. Некроз сердечной мышцы вызывает сильнейшую боль, как я уже говорил. Боль настолько сильную, что снять ее могут только наркотики или лечебный наркоз. Это так называемый кардиогенный, то есть рожденный сердцем, шок.

Давление низкое, холодный пот, больной бледен. Развивается одновременно и сердечная недостаточность. Это очень опасное осложнение. Больной начинает задыхаться, проявляется картина отека легких – еще одно опасное осложнение. Вот почему надо вызывать машину скорой помощи, если беспокоят загрудинные боли, которые не проходят. Так и говорить: «Боли в сердце не проходят». Эти загрудинные боли, часто отдающие в нижнюю челюсть, очень опасны.

Потому что в сердце могут быть поврежденные ткани с такой шероховатой поверхностью, на которой фиксируются кровяные пластинки. Этот тромб может быть плотным, твердым, проросшим соединительной тканью – такой не опасен. Но бывают рыхлые, ломкие тромбы, они от малейшего напряжения сердца, от толчка крови ломаются, от них отрывается кусочек и летит дальше по сосуду.

орошо, если сосуд маленький, если сосуд на руке или на ноге – хотя что же тут хорошего! Но это по крайней мере не смертельно опасно. А если закупорится сосуд мозга?!

Дело в том, что при инфаркте миокарда поврежденная ткань биохимически несколько перерождается, и организм, ошибочно распознав ее как чужеродную, начинает против нее вырабатывать антитела, которые должны ее уничтожить. Начинается процесс отторжения, а заодно эти антитела идут туда, куда им вообще не нужно. Скажем, в плевру, в перикард, в соединительную ткань легких, в суставы…

Иногда состояние больного остается тяжелым очень долго, обострения длятся и месяцы, и год. Приходится принимать гормональные препараты, чтобы подавить это состояние, а они сами не очень-то легко переносятся организмом.

И тогда больному приходится лечиться у психиатра.

ткань инфарктцированного сердца становится неупругой, она растягивается, и снаружи на сердце выступает такой мешок. Опасность в том, что этот мешок в любой момент может разорваться. Да и просто он мешает нормальному сокращению сердца.

– Когда вы в романах читаете: «Он умер от разрыва сердца», на самом деле никакого разрыва не было, это инфаркт миокарда. Хотя разрывы сердца бывают, но редко. Чаще лопается этот аневризматический мешок. Кроме того, в этом мешке образуются тромбы, и оттуда они стреляют по сосудам в мозг, в руки, в ноги, в живот, в почки, в селезенку, в кишечник…

Чтобы не было мучительно поздно

– Поскольку сосуды располагаются вокруг сердца в виде такой как бы короны, венца, их называют венечными, или коронарными. В коронарных артериях, через которые кровь должна поступать в изобилии к сердцу, может развиться атеросклеротический процесс, и тогда они сужаются, стенозируются, как мы говорим, через них кровь проходит уже плохо.

А ведь сердцу нужно много крови – много питательных веществ и кислорода, которым его снабжает кровь. И когда этого недостаточно, когда наступает момент критического «голода» из-за суженных сосудов, может наступить трагедия. А если в сосуде еще и атеросклеротическая бляшка – такое уплотнение, вырост на стенке сосуда с неровной, шероховатой поверхностью, – на которую может еще и наслоиться тромб, то сосуд будет перекрыт совсем – и разовьется мгновенный инфаркт миокарда. Вплоть до остановки сердца.

– Мужчины. Они больше курят. Курение – огромное зло! Оно хронически сужает сосуды сердца. Далее – употребление алкоголя. Это в меньшей степени, чем курение, но тоже способствует развитию инфаркта. Считается почему-то, что алкоголь может быть даже полезен. Никогда! Просто когда человек выпьет, у него под действием алкоголя сосуды расширяются, давление поднимается. Но это только вначале, а потом начинаются большие неприятности: возбуждение сердца, аритмия…

– Увы, бывает. Тут определенную – и немалую – роль играет и наследственность. Но чаще человек себя сам доводит до болезни.

– Неправильным поведением. Именно поведением. Человек считает, что ему совесть не позволяет что-то принимать из окружающей нас жизни, и ввязывается в бой. Не в такой бой, настоящий, с автоматными очередями, атаками… А в бой «за правду», за «правое дело». Ввязывается в какую-то историю, в которую ввязываться опасно. А когда ввязывается, то переживает, конечно. Что тут поделаешь? Сказать: «Поберегите себя»? Как поберечь, если нельзя попустительствовать неправде, если надо идти за правое дело! Но это крайний случай, конечно, жизнь не часто ставит в такие условия.

У Давида Самойлова есть такое стихотворение:

О, как я понял поздно,
Зачем я существую!
Зачем гоняет сердце
По жилам кровь густую.
И что порой напрасно
Давал страстям улечься!..
И что нельзя беречься,
и что нельзя беречься…

Как врач, я должен сказать герою этого стихотворения: ты не прав! надо себя беречь! (Смеется.)

Надо действительно себя ограждать от возможных стрессов, которые могут привести к подъему давления, спазму сосудов, тяжелому нарушению ритма сердца. Или по крайней мере постараться свести к минимуму подобные ситуации. Потому что все равно кто-нибудь как-нибудь нас «достанет». Так что надо поберечься – для детей, для жены, для родителей, немножко для самого себя.

– Несомненно! Конечно, и Начинается сужение сосудов. Развивается склероз камерных артерий. А человек его подхлестывает – куревом в первую очередь. Дымит, как паровоз. Никотин для коронарных артерий – это такой яд! И не только для коронарных артерий, но и для сосудов нижних конечностей, и сосудов мозга… Рак легких возникает, язва двенадцатиперстной кишки. Табак – страшная вещь.

Вот человек мало движется, ест за троих, да еще неправильно – в два захода. Утром поел, потом целый день голодный, так только что-то перехватил, а вечером пришел с работы домой – и Обед с большой буквы. А организму жалко расстаться с таким количеством калорий, он все питательные вещества загоняет куда? В запас – в живот, в жировую складку на животе. И ладно бы, если только туда, но ведь и в сосуды тоже, в печень…

А самое опасное, что и в коронарные артерии, в которых развиваются бляшки. А если вы еще и генетически предрасположены к спазмам, к тромбозу, дело совсем плохо может обернуться. А мы, к сожалению, пока еще плохо знаем механизмы, которые приводят к тому, что у человека возникает предрасположенность к этому.

– Такого резкого омоложения инфаркта, которое заставило бы нас схватиться за голову, нет. Это по преимуществу болезнь среднего и пожилого возраста. Но, конечно, можно и молодым себе заработать инфаркт миокарда, если вести неправильный образ жизни.

У молодых проблемы с сердцем могут быть из-за неправильного развития системы коронарных сосудов. Есть определенная, строго закодированная по развитию система коронарных сосудов, которая питает кислородом само сердце. И если какой-то сосуд отсутствует вообще, или сосуды развиты крайне плохо, недостаточно, узенькие, тоненькие, или же они пережимаются, это приводит к болям. Этими проблемами тоже надо заниматься, и ими занимаются, но мало.

С верой в Господа

Кардиолог Александр Викторович Недоступ

– Я думаю, что да. Об этом надо говорить и говорить: замечательный доктор из Белгорода Андрей Юрьевич Третьяков проводил исследование, как болеют люди активные – предприниматели – и монашествующие. Взял такие полярные состояния человеческой души. Причем из монашествующих его интересовали не те, кто недавно пришел в монастырь и пока еще приспосабливается к новым условиям и правилам жизни (а ведь это порой проходит трудно), но уже укоренившиеся в монастырском житии, те, кто обрел здесь и покой душевный, и сознание того, что он живет так, как ему должно жить на этом свете: пришел к Богу и служит Богу.

Андрей Юрьевич взял несколько заболеваний: гипертоническую болезнь, язвенную болезнь и бронхиальную астму. И вот что получилось: болеют и предприниматели, и монахи одинаково часто. Но монашествующие болеют легче. Легче! Они справляются с болезнями быстрее, и последствия у них не такие тяжелые.

– Они благодушнее относятся к заболеванию, не так «переживают», для них это не такой стресс, они не так боятся. Монаху, может быть, смерть не так страшна, как другому больному. Я не помню, как этот факт объяснял Андрей Юрьевич, но мне кажется, что причины вот в этом.

Конечно, если человек живет в мире с самим собой, не в душевном разладе, он живет по большому счету правильно. И даже ему трудно, если он весь день чем-то занят, допустим – ухаживает за больными, даже если он устает, он приходит домой и думает: «Слава тебе, Господи, что я день прожил так, как сегодня. Спасибо Тебе, Господи, что дал мне возможность потрудиться. Я хотя и устал, и мало сделал, и плохо сделал, и Ты знаешь, что мог больше и лучше, но всё-таки спасибо, что у меня на душе сегодня так спокойно».

Когда у человека такая гармония, уравновешенность, то его физический организм меньше вырабатывает всяких нехороших гормонов, которые сужают сосуды, вызывая их спазм. Это похоже немножко на то, как поется в песне «Темная ночь»:

Радостно мне.
Я спокоен в смертельном бою:
Знаю, встретишь с любовью меня,
Что б со мной ни случилось.

Поют о женщине, конечно, потому что: «ты у детской кроватки не спишь»… Кто-то ждет. А если никого нет, то ждет Господь Бог! Человек знает, что Господь встретит с любовью, что бы с ним ни случилось. Конечно, каждый из нас не так дерзостно думает. Но Бог даст, нас Господь встретит. И если мысль такая: «И сегодня я провел день так, что Господь мною хоть немножко доволен», – конечно, это играет роль.

Другое дело, если человек одинокий, никого нет, черно вокруг – тогда гори оно всё и т.д.

Питание для сердца

– Да, вы правы, здоровый образ жизни – это и правильное питание. Есть нужно не так обильно, как это у нас часто бывает. Потреблять больше естественных продуктов, схожих с теми, какими питались наши предки, которые жили в основном в сельской местности. Ведь наши далекие предки – это деревенские жители, и ели они пищу простую: овощи, фрукты, молочное, крупяное… Еда должна быть проще, и, во-первых, должна быть богата витаминами, во-вторых, не калорийна.

То, что мы едим, усваивается на 100%. А что мы любим? Полбатончика хлебушка съесть, картошечки, еще чего-нибудь. Нужно, чтобы были какие-то балласты, которые не до конца перерабатываются в кишечнике. Они, кстати, способствуют и регулированию работы кишечника. Да и организмом не будут усвоены, а следовательно, ты не располнеешь.

Есть два раза в день, как у нас часто едят, вредно. Об этом я уже говорил. На ночь наедаться – путь к полноте, а это и вредно, и опасно. Много соли – путь к гипертонии, а гипертония – одна из главных причин коронарного инфаркта, они взаимосвязаны очень тесно. Ограничивать себя, конечно, в жирах: лишние масло, сметана, жирные сорта молока, сыр – это вредно, это дорога к атеросклерозу. Обилие сладкого тоже очень опасно. Хотя сладкое немножко надо себе позволять. Это многих людей утешает. Боюсь, что коллеги, услышав меня, всплеснут руками: «Доктор, что ты такое говоришь?!»

Но, знаете, в меру-то сладкое можно. Конечно, контролируя сахар в крови. Если резко ограничить себя в сладком, мало кто выдержит. Мои друзья и знакомые, побывавшие в лагерях, рассказывали, что отказаться от сладкого тяжелее, чем отказаться от курения. Один замечательный батюшка, мой знакомый, говорил: «Поститься-то не очень могу, потому что больной желудок, а я ущемлю себя в сладеньком, в конфетке». А если человек полный, если сахар достигает пограничных значений, а тем более когда диабет, то уж от сладкого надо отказаться.

Что делать, если…

– Первые признаки какие? Больной жалуется на боль ангинозного характера. К собственно ангине – воспалению в горле – это не имеет никакого отношения. «Анго» по-латыни – «сдавливаю, душу». Раньше такие боли называли грудной жабой. Вот, образно говоря, сидит на грудине больного противная жаба и стискивает сердце. Загрудинная сдавливающая сердце боль чувствуется обычно посередине, но бывает и слева, и справа.

Типичный жест больного при загрудинной боли – он кладет руку на грудь спереди, ладонь или кулак. И когда спрашиваешь: «Что чувствуете?», отвечает: «Давит, жжет». Вот если такие слова услышите от вашего знакомого или родственника или на улице кто-то остановился, вот так стоит, руку держит – это симптом.

Или одно-два впрыскивания, тоже под язык, нитроглицерина в виде спрея. Правда, некоторые плохо переносят это лекарство в виде спрея: у них начинает сильно болеть голова. Тогда как лучше сделать, если нет таблеток, а только спрей? Надо прыснуть спреем на тыльную сторону ладони, на косточки у основания пальцев, и эту капельку лекарства лизнуть – один раз, ну, два. Этого часто бывает достаточно, чтобы снять боль.

Это происходит потому, что расширяются не только сосуды сердца, но и всё сосудистое русло, давление начинает снижаться. Может быть и обморок. Так что лучше страховку больному обеспечить – поддержать его, чтобы не упал.

– Такому больному нужна, конечно, помощь. Причем помощь разнообразная: и чисто физическая, и моральная. Моральная и сложнее, и проще. Это не требует от родственников никаких таких уж усилий, нужно просто вести себя адекватно.

Во-первых, не учи его, как и что делать, если ты не врач. Не бери на себя столько, можешь напутать. Не говори: «Ну, инфаркт! Что инфаркт! Вон у Марьи Ивановны со второго этажа тоже был инфаркт, а как бегает! На Кавказ ездила». Это неправильно. Потому что Марья Ивановна этим нарушает рекомендации врача. (Смеется.) И если даже ей врачи и разрешили и бегать, и на Кавказ поехать, то мы не знаем, какой степени был у нее инфаркт, какой глубины, какой протяженности, как она его перенесла и прочее.

Здесь надо сказать: Ты, конечно, можешь критиковать или спрашивать: “Доктор, а зачем мне это? Я себя хорошо чувствую”, и врач тебе объяснит.

Надо все время думать, как и что сказать: в чем-то больного нужно поддерживать, а в чем-то немножко и постращать, говорить: «Подожди, подожди, рано». Поддерживать в чем? «Посмотри, тебе уже получше сегодня. Как спал сегодня? Видишь, спал получше». Это может и не очень убедительно получаться, но более-менее жизнерадостно. «Давай книжки принесу. Ты просил газет. Вот статья журналиста, которого ты любишь». Планы какие-то строить не очень правильно. Говорить: «Мы с тобой через два месяца загудим в Париж», – нельзя. «Врач говорит, обычно в таких случаях через две-три недели ты дома будешь. Вот и начнем что-то делать. Погуляем, повспоминаем. Ты собирался воспоминания писать…»

Больного поддерживать, конечно, обязательно надо. И пугать иногда. «Что ты делаешь? Куда ты пошел? Нельзя, милый. Сердце-то еще просит покоя. Погоди, погоди, потом. Немножко-то потерпи». Вот так.

И приносить ему, что он любит. Но! – Посоветовавшись с врачом! Что можно кушать, какие лекарства – обязательно спрашивать.

Мы люди верующие и знаем, что, Узнать, бывает ли в больнице батюшка, попросить, чтобы он пришел. А если есть желание у больного исповедоваться, причаститься, обязательно надо позвать священника. ..

Александр Викторович Недоступ

Беседовал Никита Филатов

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: econet.ru

.

No votes yet.
Please wait...

Похожие записи

Так пьют воду в Китае: Самый простой способ похудеть и избавиться от

INFBusiness

Декоративная косметика «Артдеко»: отзывы визажистов и косметологов

INFBusiness

Тайваньский метод похудения и очищения без диет

INFBusiness

Leave a Comment